Нарциссическая мать: жизнь по доверенности

%d0%bd%d0%b0%d1%80%d1%86%d0%b8%d1%81%d1%81%d0%b8%d1%87%d0%b5%d1%81%d0%ba%d0%b8%d0%b9-%d1%80%d0%be%d0%b4%d0%b8%d1%82%d0%b5%d0%bb%d1%8cКак ведёт себя нарциссическая мать? Она заботится о физическом здоровье своего ребенка, может отдать его в разные кружки и секции, красиво одевать – но она ничего не знает о его внутреннем мире и его потребностях. Кто он, какой он и чего хочет – это интересует ее меньше всего. Она сама все за него знает, потому что воспринимает его продолжением самой себя.

Нарциссический родитель видит в своём ребёнке многогранный Источник Нарциссического Ресурса. Ребёнок считается продолжением нарцисса. И именно через ребёнка нарцисс пытается выставить миру счёт. Ребёнок предназначен исполнить неосуществлённые мечты, желания и фантазии нарциссического родителя.

Такая «жизнь по доверенности» может развиваться двояко: нарцисс может либо слиться со своим ребёнком, либо быть равнодушным к нему.

Равнодушие есть результат конфликта между нарциссическим желанием достичь своих нарциссических целей посредством ребёнка и его патологической (деструктивной) завистью к ребёнку и его достижениям.

Чтобы облегчить тяжесть, наложенную такой эмоциональной двойственностью, нарциссический родитель прибегает к тысячам механизмов контроля. Они могут быть сгруппированы так:

  • ведомые чувством вины («Я пожертвовал своей жизнью ради тебя»),
  • созависимые («Я нуждаюсь в тебе, я не могу без тебя»),
  • ориентированные на цель («У нас есть общая цель, которую мы обязаны достичь»),
  • общие психозы и эмоциональный инцест («Ты и я противостоим целому миру, или, по крайней мере, твоему чудовищному, плохому отцу», «Ты моя одна и единственная настоящая любовь и страсть»),
  • явные («Если ты не примешь мои принципы, убеждения, идеологию, религию, ценности, если ты не подчинишься моим инструкциям, я накажу тебя»).

Это упражнение в контроле помогает поддерживать иллюзию того, что ребёнок является частью нарцисса. Но поддержание иллюзии требует экстраординарного уровня контроля (со стороны родителя) и покорности (со стороны ребёнка).

Эти отношения обычно симбиотические и эмоционально взрывные. Ребёнок выполняет и другую важную нарциссическую функцию — обеспечение Нарциссического Ресурса.

Нельзя не замечать предполагаемое (хотя и воображаемое) бессмертие в факте наличия детей. Ранняя (естественная) зависимость ребёнка от своих опекунов действует как облегчение его страха быть оставленным. Нарцисс пытается продлить эту зависимость, используя вышеперечисленные механизмы контроля.

Ребёнок — это предельный Вторичный Источник Нарциссического Ресурса. Он всегда рядом, он обожает нарцисса, он — свидетель моментов его триумфа и величия. Из-за его желания быть любимым из ребёнка можно вымогать постоянное отдавание.

Для нарцисса ребёнок есть осуществление всех мечтаний, но лишь в самом эгоистичном смысле. Когда ребёнок демонстрирует «отказ» от своей главной функции (обеспечивать нарциссического родителя постоянным вниманием) – эмоциональная реакция родителя сурова и обличительна. Именно когда нарциссический родитель разочарован в своем ребёнке, мы можем видеть реальную природу этих патологических отношений. Ребёнок полностью овеществлён. Нарцисс реагирует на нарушение этого неписанного договора изрядным количеством агрессии и агрессивных трансформаций: презрение, ярость, эмоциональное, психологическое и даже физическое насилие. Он пытается уничтожить реального «непокорного» ребёнка и подменить его покорной, дрессированной, предшествующей версией его.

Нарциссические родители не могут распознать и принять личную независимость и границы их отпрысков. Они считают их инструментами своего вознаграждения или продолжениями себя. Их любовь обусловлена «качеством» их детей и тем, как хорошо они удовлетворяют потребности, желания и приоритеты родителя.

Следовательно, нарциссические родители чередуют липкий эмоциональный шантаж (когда ищут внимания ребёнка), лесть и податливость (известную как Нарциссический Ресурс) с жёстким обесцениванием и бойкотом (когда они желают наказать ребёнка за отказ придерживаться правил).

Подобное непостоянство и непредсказуемость делают ребёнка незащищённым и зависимым.

Вступая во взрослые отношения, такие дети чувствуют:

  • что они должны «заработать» каждую кроху любви;
  • что они будут постоянно и с лёгкостью покинуты, если не будут вполне «соответствовать стандарту»;
  • что их главная роль — «позаботиться» об их супруге, приятеле, партнёре или друге;
  • что они менее важны, менее ценны, менее умелы и меньше заслуживают, чем значимые для них другие.

Ребёнок нарциссических родителей болезненно приспособлен; его личность негибка и подвержена развёртке психологических механизмов защиты. То есть в своих взаимоотношениях они демонстрируют одно и то же поведение, от начала и до конца, и вне зависимости от меняющихся обстоятельств.

Повзрослев, отпрыски нарциссов склонны продлевать патологические первичные отношения (со своими нарциссическими родителями). Они зависят от других людей в том, что касается эмоциональной поддержки и функционирования Эго, и вообще ежедневной деятельности.

Они – нуждающиеся, требовательные и смиренные. Они боятся быть покинутыми, цепки и демонстрируют незрелое поведение в своих попытках поддержать «отношения» со своим компаньоном или другом, от которого они зависят.

Не важно, какое насилие им причинят – они остаются в отношениях. С готовностью принимая роль жертвы, созависимые жаждут контролировать своих насильников. Некоторые из них становятся Инвертированными Нарциссами, также именуемые «скрытыми нарциссами», это созависимые, которые полностью зависят от нарциссов (нарциссо-зависимые).

Незначительное меньшинство становится контрзависимыми и нарциссичными, имитируя черты и поведение своих родителей. Эмоции этих детей, нарциссических чувств и потребностей похоронены под «шрамами», образованными, сращенными и огрубевшими за годы той или иной формы насилия.

Великолепие, чувство важности, отсутствие эмпатии (сопереживания) и зашкаливающее высокомерие обычно прячут гложущее чувство ненадёжности и колеблющуюся самооценку.

Контрзависимые упрямы (отклоняют и не считаются с авторитетом), жёстко независимы, эгоцентричны, доминантны и агрессивны. Они боятся близости и зажаты в циклы нерешительных сближений с последующим избеганием обязательств. Они — «одинокие волки» и плохи как командные игроки.

Контрзависимость – это реактивная формация. Контрзависимый судит о своих слабостях сам. Он пытается преодолеть их, проецируя образ всеведения, всемогущества, успеха, самодостаточности и превосходства.

Нарциссическая мать страдает манией контроля, она с трудом оставляет старые добрые источники Нарциссического Ресурса (почтение, восхваление, внимание любого рода). Роль её детей и состоит в постоянном пополнении этого ресурса, ребёнок должен его ей.

Чтобы удостовериться, что ребёнок не развивает границы, и не становится независим или автономен, нарциссический родитель мелочно контролирует жизнь ребёнка и поощряет зависимое и инфантильное поведение в своём отпрыске.

Такой родитель:

  • подкупает ребёнка (предлагая свободный доступ к большой финансовой поддержке),
  • эмоционально шантажирует ребёнка (постоянно требуя помощи и наваливая домашнюю работу, заявляя о своём нездоровье или инвалидности),
  • даже угрожает ребёнку (например: что лишит её наследства, если она не будет потакать желаниям родителя).

Нарциссическая мать также делает всё возможное, чтобы отпугнуть всякого, кто может расстроить это симбиотическое отношение, или как-то угрожает деликатной, не объявленной связи. Она саботирует любое приятельское отношение, развитое её ребенком, посредством лжи, хитрости и осмеяния. (опубликовано econet.ru)

Share this post for your friends:
Friend me:
This entry was posted in Детско-родительские отношения. Bookmark the permalink.

Оставить комментарий

Ваш email не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

Вы можете использовать это HTMLтеги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>